ВЕСТИ. UZ

Категория: Безопасность

Министр иностранных дел России Сергей Лавров выступил в российском Сенате в рамках "правительственного часа". Он рассказал о современной внешней политике страны, о том, как она поддерживает и укрепляет международной законность. В центре внимания, заявил министр, остается совершенствование правовой базы отношений с нашими стратегическими союзниками и партнерами (это участники СНГ, Таможенного союза, ЕврАзЭС, ОДКБ, Союзного государства России и Белоруссии).

-В этом году мы возглавляем СНГ, и, конечно, это открывает дополнительные возможности для работы в Содружестве. В числе наших приоритетов — завершение до конца нынешнего года работы над Договором о создании многосторонней зоны свободной торговли в СНГ, который заменит ныне действующее Соглашение, подписанное еще в 1994 году прошлого столетия.

Вы знаете о недавних договоренностях президентов России и Украины по вопросам пребывания Черноморского флота в Крыму. Думаю, что эта международно-правовая акция является одной из наиболее важных для укрепления стратегического партнерства с нашим ближайшим соседом — Украиной, и на ближайшие десятилетия она позволила устранить из наших отношений серьезный потенциальный раздражитель.

Думаю, что это наглядный пример решения правовыми средствами насущных политических проблем. Нынешняя администрация США, по нашей оценке, более гибко, чем ее предшественники, подходит к вопросам перевода двустороннего сотрудничества на прочную договорно-правовую базу, конструктивно подходит к модернизации этой базы, хотя, конечно, в позиции и нынешней администрации сохраняется известная, я бы сказал, проблема: американцы в отличие от большинства, от подавляющего большинства других государств, не рассматривают международно-правовые акты с их участием как имеющие преобладающее значение над их национальным законодательством.

Мы сейчас с этой проблемой сталкиваемся, когда обсуждается возможность новых резолюций Совета Безопасности ООН по Ирану. Россия исходит из того, что если Совет Безопасности какие-то решения коллективно принимает, то страны, которые эти решения добросовестно выполняют, не могут ни при каких обстоятельствах быть предметом односторонних, принятых в обход Совета Безопасности, санкций того или иного государства.

Повторю: к сожалению, в позиции Соединенных Штатов и сегодня не наблюдается понимания этой, по-моему, абсолютно очевидной истины.

Но признаки оздоровления в наших отношениях налицо.

Лавров доволен тем, как идет процесс переговоров по новому базовому договору Россия — ЕС: "Мы изначально условились, что этот Договор будет юридически обязывающим. Многие статьи уже согласованы, хотя, конечно, еще остается целый ряд вопросов, которые предстоит урегулировать. Это неудивительно, поскольку наши отношения многоплановые, и чем шире, чем глубже мы развиваем нашу кооперацию, тем больше возникает практических вопросов, которые требуется решать. Но, безусловно, это переговорный процесс, который уже дает свои результаты и явно приносит определенный прогресс. Мы также рассматриваем с Евросоюзом возможность создать еще один международно-правовой инструмент, который регулировал бы наше взаимодействие в сферах кризисного регулирования, миротворчества и т. д. В принципиальном плане, если говорить о вопросах кризисов, конфликтов и их предотвращении и урегулировании, выделю инициативу Президента России Д. А.Медведева о заключении Договора о европейской безопасности. Непросто идет дискуссия, но самое главное, что она уже завязалась. Нас воспринимают не как лиц, которые выдвинули очередную пропагандистскую инициативу, а как государство, которое серьезно и ответственно подходит к обеспечению безопасности в Евроатлантике и которое внесло наиболее конкретные предложения из всех идей, которые обсуждаются, причем именно в контексте международно-правового обеспечения основ безопасности на континенте. Мы эту работу будем продолжать в контактах как с европейскими государствами, так и с НАТО и Евросоюзом. Россия ценит поддержку союзников по ОДКБ, поддержку коллег по СНГ. Так что, это работа не на один год, думаю, но мы с этого пути не свернем, это актуальнейшая задача". Это не единственная инициатива, которую мы выдвинули в сфере безопасности. Вы знаете, что в свое время, несколько лет назад, мы предложили (и нас американцы поддержали), чтобы договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (он был заключен между Москвой и Вашингтоном) стал универсальным, чтобы вообще запретить этот класс вооружений в мире. Мы также внесли вместе с китайскими партнерами проект договора о предотвращении размещения оружия в космосе. Мы предложили в рамках ОБСЕ проект устава этой организации, проект документа о правовом регулировании международных стандартов демократических выборов. Все они находятся на столе переговоров, и мы будем добиваться их предметного рассмотрения. Сейчас, буквально в эти дни, в Нью-Йорке проходит конференция по обзору действия Договора о нераспространении ядерного оружия. Мы выступаем с активной позицией, направленной на то, чтобы этот важнейшей документ в сфере безопасности был укреплен и далее. Мы также ведем работу по восстановлению жизнеспособности Договора об обычных вооруженных силах в Европе. Россия, как вы знаете, ратифицировала адаптированный Договор. Наши партнеры по НАТО этого не сделали. Именно по причине их такой недальновидной позиции, по причине искусственных увязок этой проблематики с не имеющими отношения к ней вопросами, режим контроля над вооружениями в Европе находится в кризисном состоянии. Мы добиваемся одобрения инициативы Индии по принятию всеобъемлющей конвенции по борьбе с терроризмом, укрепления правового регулирования международного сотрудничества в борьбе с преступностью. Мы укрепляем наши отношения в том, что касается международного права, в рамках ШОС, в рамках отношений Россия — АСЕАН. В двустороннем плане, конечно, основную роль в наших контактах, в наших связях с зарубежными странами играют базовые, т. н. большие договоры. Буквально в последние пару лет мы такие крупные документы подписали с Абхазией, Южной Осетией, Перу, Румынией, Узбекистаном, ЮАР. Выделю также подписание в декабре 2008 года Соглашения об образовании Форума стран — экспортеров газа, который сейчас набирает силу и становится важным фактором мировой энергетической безопасности. "Буквально в прошлом месяце нам удалось завершить 40-летний марафон переговоров с Норвегией по разграничению морских пространств в Баренцевом море и в Северном Ледовитом океане. Считаю, что договор, который будет в ближайшее время подписан на основе уже согласованных принципов, полностью учитывает интересы Российской Федерации, обеспечивает их на длительную перспективу", отметил Лавров. После агрессии Тбилиси против Южной Осетии встал вопрос об уголовной ответственности лиц, которые были виновны в совершенных преступлениях, и о международно-правовой ответственности Грузии как государства. С
обранные нами доказательства в рамках уголовного дела (а их, как сами понимаете, немало) были переданы в Международный уголовный суд. Прокуратура суда продолжает их изучение. Параллельно мы оказали помощь пострадавшим гражданам в подаче исков против Грузии в Европейский суд по правам человека (всего более 3 тысяч исков, которые Россия поддержала). Эта работа, конечно, будет продолжена, как и работа по защите наших интересов в Международном суде ООН, в рамках иска, который подала Грузия. После недавнего инцидента, когда был освобожден танкер "Московский университет", вновь заостренно поставили вопрос о том, что необходимо наконец создать прочную международно-правовую базу преследования пиратов. Соответствующую резолюцию мы недавно приняли в Совете Безопасности по российскому проекту. Мы недавно ратифицировали Факультативный протокол к Конвенции ООН о правах ребенка, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах. Ратифицировали Европейскую социальную хартию и сейчас ведем работу по подготовке к ратификации Конвенции о правах инвалидов, подвел итог министр.