Театры и музеи часто горят из-за халатности собственников

Театры и музеи часто горят из-за халатности собственников-wpid-997167040Многие московские театры и музеи занимают здания, построенные в начале и середине прошлого века. В совокупности с безответственным отношением собственников к предписаниям надзорных органов это привело к 28 пожарам в 2013 году.

О том, как эксперты пожарного надзора «прививают» деятелям искусства любовь к культуре безопасности, рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Анне Шлепневой заместитель начальника ГУ МЧС по Москве полковник внутренней службы Юрий Беседин.

— Юрий Валерьевич, все ли московские театры и музеи соответствуют правилам пожарной безопасности?

— Не могу сказать, что такие здания соответствуют всем требованиям пожарной безопасности. Их строили в разные годы: до войны и после, в 60-80-е годы, и каждому времени соответствуют свои нормы. В 2008 году вышел федеральный закон, который говорит о том, что безопасность зданий, построенных до 2008 года, должна соответствовать старым требованиям, а построенных или реконструированных после — уже новым.

Как таковой оценки «соответствует — не соответствует» не существует. Все может быть хорошо, но, например, эвакуационные выходы загорожены театральным инвентарем. Мы определяем, есть нарушения или нет. Более того, находим их при каждой проверке. Театры и музеи — социально значимые объекты, их посещает огромное количество людей, в том числе туристов со всего мира, и нельзя просто так взять и закрыть, к примеру, Пушкинский музей. К каждому объекту нужен индивидуальный подход.

Все нарушения можно разделить на две категории. К первой относятся нарушения режимного характера: захламлены пути эвакуации, не пронумерованы и не перезаряжены огнетушители, нет плана эвакуации, не обозначены запасные выходы и т.д.. Их можно устранить в течение нескольких дней и даже в ходе проверки. Вторая категория — это нарушения капитального характера: отсутствие системы автоматической пожарной сигнализации, второго эвакуационного выхода, недостаточная ширина эвакуационных путей и т.д.. Но их решение возможно только при реконструкции, капитальном ремонте или техническом переоснащении.

По окончании проверки инспектор дает предписание, где указываются все нарушения, ссылки на нормативные документы и сроки выполнения. Бывают исключения, если объект культуры является памятником архитектуры и его невозможно привести в состояние, которое будет соответствовать современным нормам пожарной безопасности. В этом случае созывается нормативно-технический совет, куда входят эксперты Всероссийского научно-исследовательского института противопожарной обороны, Академии государственной противопожарной службы и Мосгорстройнадзора, и на нем утверждаются индивидуальные для каждого объекта технические условия, включающие пожарные риски, инженерные и организационно-технические мероприятия.

— Если инспектор находит грубые нарушения, которые могут привести к гибели людей, он может сразу приостановить деятельность объекта?

— Нет, мы действуем в рамках Кодекса административных правонарушений и можем только выдать предписание или определить штрафные санкции, общая сумма которых доходит до 600 тысяч рублей. Приостановить деятельность можно только после повторного нарушения, для этого мы обращаемся в суд. Как правило, суды нас поддерживают, но их помощью мы пользуемся редко, только в крайних случаях.

— Сколько дней дается учреждению на исполнение решения инспектора?

— Здесь все субъективно: срок зависит от характера нарушения и его влияния на безопасность эксплуатации здания. Конечно, мы можем дать один день на перестройку подвала, но это же нереально.

При принятии решения мы можем проявить гибкость и понимание. Например, по регламенту на устранение нарушения требуется один месяц, но через полгода этот объект должен ремонтироваться или реконструироваться. Мы идем навстречу и указываем в предписании, что необходимо устранить в это время.

— Какие нарушения чаще всего выявляют на объектах культуры?

— Все нарушения связаны с возрастом зданий. Чаще всего это неправильная эксплуатация электрооборудования, загромождение путей эвакуации, отсутствие несгораемой обработки на полу или наличие на путях эвакуации материала, который сгорает как порох: тот же линолеум. Пути эвакуации — вещь важная, потому что люди должны выйти быстро и без вреда для здоровья.

Но есть и нарушения капитального характера — отсутствие или несоответствие эвакуационных выходов, неисправность систем пожарной автоматики и т.д.

—  Как обстоят дела с проводкой в зданиях старой постройки? Ведь часто именно короткое замыкание является причиной пожара.

— Такое действительно часто случается. В этом случае оцениваем выполнение правил эксплуатации. Технический регламент требует, чтобы все кабели и провода имели несгораемую оболочку. Но мы не можем же разбирать все стены. Наказываем лишь в тех случаях, если есть явные нарушения. Например, часто наблюдаем в подобных зданиях в центре Москвы висящие с потолка провода. Тогда принимаем жесткие меры.

— Сколько пожаров произошло в прошлом году на подобных объектах?

— В зданиях и сооружениях культурной, досуговой и религиозной деятельности в 2013 году зарегистрировано 28 пожаров из 7 тысяч по всей Москве. Для сравнения в 2011 году произошло 26 таких пожаров. На самом деле эта цифра не критична, но учитывая социальную значимость объектов, мы обращаем на них особое внимание.

Когда после пожара мы приходим на объект и разбираемся с причинами, часто обнаруживаем, что все нарушения были выявлены задолго до произошедшего, но не были устранены.

— Соответственно, всю ответственность за пожар должен нести собственник?

— Да, каждый уважающий себя собственник должен понимать, что ответственность несет только он и ему придется отвечать перед контролирующими органами.

Именно он отвечает за жизни сотен людей, которых он приглашает на спектакль или выставку и он должен воспринимать безопасность соответствующим образом. Это как раз то, что называется культурой безопасности.

Кстати, сейчас существует независимая оценка рисков или по-другому пожарный аудит, который проводится специально аккредитованной организацией. Любой собственник, не дожидаясь, когда придет инспектор (проверки проводятся раз в 3 года), может вызвать аудитора и узнать о пожарном состоянии своего объекта.

По окончании оценки выдается заключение, где говорится о наличии или отсутствии нарушений. Собственник направляет его нам, и еще три года мы не приходим к нему.

И еще. По новым правилам все объекты массовой деятельности должны страховаться и собственнику выгодно, чтобы здание находилось в хорошем состоянии — так он меньше заплатит по страховке.

—  Юрий Валерьевич, для представления в театрах иногда требуется зажигать свечи. Как должна обеспечиваться безопасность в этом случае?

— Разведение открытого огня (свечи, пиротехника и даже холодный огонь) категорически запрещено в заведениях досуговой деятельности. Исключения на использование холодного огня мы делаем только для таких уникальных зданий, как спорткомплексы Олимпийский и Лужники, где достаточная высота потолков.

— Но ведь в церквях свечи зажигают…

— Это отдельная песня. Хотя практически везде осветительные приборы, хоть и сделаны в виде подсвечников, но являются электрическими. Исключение составляют свечи, которые прихожане ставят на подсвечники за здравие и за упокой, но эти места не имеют рядом ковров и других легковоспламеняющихся предметов.