Сергей Гриневецкий: «Мы должны выступить инициаторами создания в Причерноморье новой системы безопасности»

Категория: Безопасность

Хотел бы обратить внимание на перспективы украинско-американского сотрудничества в контексте последних событий в Черноморском регионе. Учитывая географическое расположение, наличие самой протяженной из стран региона морской линии, развитого морехозяйственного комплекса и транзитного потенциала, южный вектор должен играть решающую роль во внешней политике Украины. Существенное улучшение украинско-российских отношений позволяет некоторым экспертам говорить об уменьшении влияния США на Украину и, как результат, на Черноморский регион в целом. Но подобная оценка представляется завышенной. Черное море не перестало быть зоной соперничества двух сверхдержав, тем более что в последнее время в регионе появился еще один мощный игрок — Европейский Союз. Правда, внутренние экономические проблемы ЕС пока еще отдаляют его активное присутствие в Причерноморье, но не снимают этого вопроса в перспективе. Можно ожидать, что, несмотря на "перезагрузку", США и в дальнейшем будут пытаться укрепить свое присутствие и влияние в регионе, соединяя "мягкие" неконфронтационные средства с ростом военного присутствия и поддержкой лояльных по отношению к себе режимов. Это подтверждается, в частности, планами о размещении элементов американской системы ПРО в Румынии. Внешне это выглядит как "добрая воля" Бухареста, но ни у кого нет сомнений, что такая инициатива имеет поддержку со стороны Вашингтона. Подобные намерения являются вызовом России, которая в своей Военной доктрине относит развертывание системы ПРО к перечню внешних угроз. В то же время это тревожит и Украину, заинтересованную в снижении напряженности и демилитаризации региона. О специфике интереса США к региону свидетельствует хотя бы сам маршрут последнего дипломатического турне государственного секретаря США Хилари Клинтон. Польша, Украина, Азербайджан, Армения и Грузия — все эти страны играют ключевую роль в черноморской политике Соединенных Штатов. Большинство из них рассматриваются в контексте перестройки новых энергетических коридоров между богатыми на углеводороды районами Каспия и Европой. Заинтересованность США в регионе очевидна и в виду необходимости противостоять новым глобальным угрозам — терроризму, международной организованной преступности, нелегальной торговле оружием и наркотиками. Тем более что Причерноморье — своего рода ключ к Ближнему Востоку. Здесь интересы Украины, России и США в значительной мере сходятся. Они, как и другие страны региона заинтересованы в создании безопасного пространства, сохранении экологии Черного моря. Впрочем, в Причерноморье на данный момент отсутствует эффективная система безопасности, что обусловлено не только противостоянием между США и Россией, но и общим климатом недоверия между государствами региона. Ни одна из организаций, которая здесь действует, не имеет достаточного авторитета, чтобы взять на себя функции координатора экономического сотрудничества и арбитра в решении спорных вопросов. Не последнюю роль здесь играет недоверие государств региона друг к другу, наличие исторических и современных противоречий. Именно этот фактор, в числе других, привел к тому, что Организация ГУАМ, несмотря на получение юридического статуса, не стала полноправным игроком на Черноморском поле, оставшись на уровне своеобразного клуба "недовольных Россией". Главная идея, вокруг которой пытались объединить страны ГУАМ — создание нового энергетического маршрута — так и осталась нереализованной. Сегодня существование этой организации вообще находится под вопросом. Необходим либо другой формат сотрудничества, поиск новой идеи (например, роста транзитных возможностей стран-членов организации), либо превращение ГУАМ в своеобразную площадку для обсуждения ключевых вопросов развития региона. Следует признать, что наряду с интересами глобальной безопасности, основу интереса США к Черноморскому региону занимает уже упомянутый энергетический вопрос. В частности, Вашингтон проявляет завидную заинтересованность в реализации проекта "Набукко", рассматривая его как средство уменьшить зависимость стран Европы от поставок российского газа. В то же время, учитывая традиционное стремление России противостоять доминированию США и НАТО в Черноморско-Каспийском регионе, следует ожидать, что Москва будет разрабатывать альтернативные энергетические, экономические и военно-политические проекты, чтобы удержать страны Причерноморья в сфере своего влияния. В к
ачестве примера можно навести проект "Южный поток". Объективно Украина заинтересована как в диверсификации источников поставки энергоносителей, так и в сохранении своего транзитного потенциала. Следовательно, в этом плане есть широкое поле для сотрудничества с Соединенными Штатами. Как известно, в апреле Президент Украины Виктор Янукович и Президент США Барак Обама согласились перестраивать отношения на основе украинско-американской Хартии о стратегическом партнерстве и Стратегической комиссии Украина-США. Но в свете последних событий некоторые положении Хартии уже вызывают вопросы. Так, в связи с отказом Украины от курса на вступление в НАТО, нуждается в изменении пункт этого документа, где говорится об общих усилиях по присоединению к Альянсу. Другое проблемное положение документа касается сотрудничества в энергетическом секторе, который является крайне важным для украинской экономики. Напомню, что Пункт 2 Раздела 3 Хартии отмечает (цитирую): "Признавая важность эффективно функционирующего энергетического сектора, стороны планируют тесно сотрудничать по восстановлению и модернизации мощностей украинской газотранспортной инфраструктуры, диверсификации и обеспечению безопасности украинских источников ядерного топлива, что уменьшит зависимость Украины от иностранных источников ядерного топлива и мощностей для их сохранения". Эта позиция США была подтверждена во время визита в Киев Государственного Секретаря Соединенных Штатов Хилари Клинтон. Россия также проявляет интерес к энергетическому сектору Украины. В частности, российский премьер Владимир Путин предложил украинской стороне создать мощный холдинг, который включал бы в себя объединенную генерацию, атомное машиностроение и топливный цикл. Предлагаются и выгодные условия закупки российского ядерного топлива. Судя по всему, украинскому руководству придется проявить незаурядную гибкость для того, чтобы конкуренция американского и российского проектов не привела к "твеловой войне". Таким образом, украинско-американские отношения на современном этапе можно охарактеризовать, как далекие от совершенства. С одной стороны, существует взаимная заинтересованность в дальнейшем развитии сотрудничества, с другой — далеко не все действия США в Черноморском регионе (как и противостояние сверхдержав) отвечают национальным интересам Украины. Следовательно, мы должны выступить инициаторами создания в Причерноморье новой системы безопасности, которая бы учитывала интересы не только стран, являющихся членами разных военно-политических блоков и экономических объединений, но и интересы внеблоковых и нейтральных стран. (Из выступления Сергея Гриневецкого на конференции "Взаимоотношения Украина-США: новое партнерство в меняющемся мире", Киев, 8 июля 2010 г.) Свежий номер /№27(480) 11 июля 2010 года/. Тематика: /Первая полоса/ Нас снова используют как расходный материал? /Власть и общество/ Сергей Гриневецкий: "Ключевая задача сегодня — преодолеть бедность" /Власть и общество/ Сергей Гриневецкий: "Главное — качественное питание.

В магазинах есть все, а купить нечего…" /Актуально/ "Проговорив" проблему, мы наполовину ее решаем /Трибуна/ "Страна метамфетамина", или за фасадом "рая" /Между прочим/ К нам ездил ревизор?

/Между прочим/ Кому хочется "оседлать" дунайскую волну?