Поправки к нашим правам

Поправки к нашим правам-img4c3c91b6f3a05 Последним пунктом программы на последнем плановом заседании Госдумы в этом сезоне — под вечер в пятницу, 9 июля, при почти полном отсутствии СМИ, — стал, по давней единороссовской традиции, очередной законопроект, урезающий права граждан. А именно проект закона «О внесении изменений в федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», внесенный единороссом Сергеем Марковым, «эсером» Иваном Касьяновым и Павлом Таракановым из ЛДПР. Забегая чуть вперед, заметим, что и ЛДПР, и «СР» в итоге голосовали против проекта. Однако Тараканов, возглавляющий думский комитет по делам молодежи, ранее был одним из лидеров «Идущих вместе». А Касьянов известен тем, что укорял товарищей по партии, которые критиковали «Единую Россию»: нельзя поднимать голос на партию, возглавляемую Владимиром Путиным, курс которого «эсеры» полностью поддерживают! Так что соавторы борца с «оранжевыми революциями» Маркова еще те оппозиционеры. Проект, согласно пояснительной записке, «направлен на урегулирование порядка организации и проведения публичного мероприятия на объектах транспортной инфраструктуры (на автомобильных дорогах, в тоннелях, на эстакадах, мостах, трамвайных и железнодорожных путях и других объектах), в том числе с использованием транспортных средств». Также предусматривается «уточнить срок подачи уведомления о проведении пикетирования группой лиц и порядок проведения предварительной агитации» и «расширить перечень оснований, при наличии которых граждане и их объединения не могут быть организаторами публичного мероприятия». Теперь по порядку. Во-первых, проектом заботливо уточняется, что публичные акции могут проводиться «с использованием транспортных средств», а информация о том, будут ли использоваться транспортные средства, должна содержаться в уведомлении о проведении публичного мероприятия. Расшифруем: любые «автопробеги» с протестами автомобилистов против действий чиновников, — по поводу запрета «правого руля», повышения пошлин на ввоз иномарок или безнаказанности обладателей «мигалок» — теперь подпадают под действие «митингового» закона и требуют уведомлений и согласований со всеми вытекающими последствиями. То есть с правом чиновников фактически заблокировать любую нежелательную акцию. И это право еще усиливается, поскольку именно исполнительные органы субъектов федерации (даже не региональные депутаты) теперь получают право определять «порядок проведения публичного мероприятия на объектах транспортной инфраструктуры, используемых для транспорта общего пользования» — с учетом «требований по обеспечению транспортной безопасности и безопасности движения на транспорте». Понятно, что порядок этот будет таким, чтобы оппозиционная мышь не проскочила, — ни одна протестная акция заведомо не окажется возможной. Во-вторых, предлагается увеличить срок подачи уведомления о проведении пикетирования группой лиц — не позднее трех рабочих дней до дня проведения пикетирования вместо установленных в настоящее время трех календарных дней. Таким образом, отмечают авторы, «в случае когда уведомление подано накануне нерабочих дней и при этом незадолго до окончания времени приема уведомлений, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления сможет рассмотреть его в нормальном режиме». Ну да: зловредные оппозиционеры направляют уведомления в пятницу вечером — и у чиновников остается только понедельник, чтобы придумать причины для отказа. Понятно, что предложение направлено против оппозиции: при проведении пикета в первой половине недели срок, за который надо подать уведомление, почти удваивается (пять календарных дней вместо трех). Стоит отметить интересное обстоятельство: такое же предложение — заменить календарные дни рабочими — содержалось в законопроекте, который в январе 2010 года вносила Московская областная дума (еще инициаторы предлагали ввести обязательное уведомление о проведении одиночных пикетов, которые для властей как кость в горле). Но на тот проект дало отрицательный отзыв даже российское правительство. Вице-премьер Сергей Собянин 21 апреля прислал в Думу заключение, где говорилось, что «календарное» исчисление сроков — «необходимое условие для оперативного согласования места и времени проведения публичного мероприятия», а предлагаемые изменения «могут привести к фактическому увеличению сроков необходимых согласований, в результате чего планируемые публичн
ые мероприятия будут терять актуальность». 23 апреля проект Мособлдумы отклонили — но, как теперь выясняется, отвергнутая правительством норма перешла в проект Маркова со товарищи, а заключение правительства на этот проект даже не запрашивалось. В-третьих, предлагается запретить организаторам публичной акции сообщать гражданам о месте, времени и точной дате ее проведения до тех пор, пока власть это место и время не согласует (сейчас информировать об этом граждан можно с момента подачи уведомления). И здесь все просто: сперва власть будет тянуть время, отказывая в согласованиях, и заставляя оппозиционеров искать другие варианты. А потом выяснится, что организаторы фактически лишены реальной возможности сообщить гражданам о согласованном месте и времени: доступа к телевидению у них нет, а выпустить газеты или листовки они не успевают. Наконец, последняя новелла: организаторами публичного мероприятия не могут быть граждане, партии или другие общественные объединения, если «на день подачи уведомления о проведении публичного мероприятия они считаются подвергнутыми административному наказанию за административные правонарушения, предусмотренные статьей 20.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (ответственность за нарушение установленного порядка проведения митингов и собраний). То есть любой, кто был оштрафован по данной статье, после на год (срок, в течение которого, в соответствии со статьей 4.6 КоАП, лицо считается подвергнутым административному наказанию) теряет право быть организатором публичных акций. По сути этим предлагается ограничить конституционное право граждан на проведение митингов и собраний — что, по 55-й статье Конституции, возможно только в целях «защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Ни под одно из этих условий предложенное «поражение в правах» явно не подходит, даже если считать наказание по статье 20.2 законным. При этом указанный штраф можно запросто получить или за участие в неправомерно «несогласованной» акции, или за участие в одиночном пикете, сорванном провокаторами, или за использование не нравящейся властям символики. Как это было недавно в Петербурге, где 1 мая демократам запретили пройти по заранее согласованному маршруту из-за ужаснувших милицию плакатов «Питер без Матвиенко», а потом организаторы митинга были привлечены к ответственности по указанной статье КоАП. После принятия такого закона (до 8 августа собираются поправки ко второму чтению, но понятно, что они ничего не изменят) все будет просто и ясно. Если раньше гражданам не позволялось провести не нравящийся власти митинг, то теперь им будет не позволено даже заявить о его проведении. Пространство административного произвола расширяется — и, как всегда, за счет сужения сообщающегося с ним пространства свободы.