Как работают осведомители в российских компаниях

Категория: Безопасность

Виталий (имя изменено) — профессиональный информатор, проще говоря, стукач. Он занимался этим в трех компаниях — крупной торговой сети бытовой техники, банке и теперь в большой нефтяной компании.

— Началось все пять лет назад, когда я работал продавцом-консультантом в торговой сети. Мои коллеги и начальник сговорились с руководителем одного из складов и придумали схему, как украсть небольшую партию пылесосов и соковыжималок. Все это обсуждалось за выпивкой после работы на протяжении двух недель. Ребята даже не особенно скрывались от меня. Предлагали войти в долю, и я даже согласился, — говорит Виталий. Но он испугался, что история может кончиться серьезными проблемами, и рассказал о готовящейся краже сотруднику СБ.

— Никакого скандала не было, просто мои „подельники“ через два дня узнали, что завскладом здесь больше не работает. «Операцию» отменили, а в течение нескольких месяцев всех, кто участвовал в плане, уволили по вполне производственным причинам. Мне заплатили квартальную премию в размере трех моих зарплат. Позвали в СБ, провели собеседование и предложили стать информатором — сообщать обо всех похожих затеях. За это размер моей премии увеличивался с 5–10 тысяч рублей до 15–20», — вспоминает мужчина. За два года из продавца Виталий превратился замруководителя отдела закупок.

Таких информаторов, которые идут сами, потому что слишком честные или испугались наказания, не очень много, обычно приходится самостоятельно искать себе „сотрудников“, — комментирует Владимир (имя изменено), заместитель начальника службы безопасности крупной отечественной компании, занимающейся добычей полезных ископаемых. — Схема старая, она у органов в ходу.

Ловишь человека за руку на воровстве или попытке оного. Запугиваешь уголовным делом, увольнением с волчьим билетом. Предлагаешь забыть о проступке, если будет сообщать о других ворах в компании. Поначалу, первые три месяца, „сотрудник“ работает подгоняемый только страхом. Если дает результат — сообщает о готовящемся хищении, то его переводят уже на „зарплату“.

Тихо! Идет вербовка
Как рассказали нам эксперты из служб безопасности различных компаний, существует несколько схем набора информаторов.

Первый — «советский»: когда кандидат уже готов приступить к работе, его ждет беседа с сотрудниками службы безопасности. Это встречается в госкорпорациях, бюджетных учреждениях или компаниях, где остались «красные» директора.

— Отголосок кагэбэшных времен. Со мной такое было, — вспоминает Юрий Гусев, директор экспертного центра „Управление“, ранее курировавший проект „Совершенствование корпоративного управления“.

— Мне сказали: „Нам потребуется вся информация, в том числе этического характера, которая будет проходить по линии твоей работы“. Я отказался. В этом случае согласие сотрудничать — условие получения работы.

В крупном бизнесе подход иной: информатором становится тот, кого поймали за руку на воровстве, либо амбициозный новичок, готовый на все ради повышенной премии и карьерного роста, либо профсоюзный активист, работающий на освобожденной основе и нуждающийся в деньгах. Но не всегда их мотивируют материально, чаще — возможностью быстрого продвижения.

— К нам кто попадает? Те, кому сложно сделать карьеру самостоятельно, — уточняет Владимир. — В человеке должно сойтись несколько черт: амбициозность, нужда в деньгах, здоровый страх (должен же быть на него рычаг воздействия), средний уровень профессионализма и ума (те, кто сильнее и сами всего добьются, им и без нас дел хватает, да еще и на принцип идут). А дальше ты просто дергаешь за нужные ниточки и управляешь.

Как правило, стукачей, или, как их называют специалисты из СБ, «сотрудников», ставят заместителями руководителей отделов и департаментов. Чаще всего тех, где возможно воровство или мошенничество.

— В отделах закупок, продаж, логистики, транспорта, снабжения всегда есть наши люди. Причем о том, что они „сотрудники“, знаем только мы. Ни их непосредственные начальники, ни подчиненные, ни другие „сотрудники“ не в курсе, кто работает на нас, а кто нет.

Ценным информаторам полагаются бонусы: страховка не только для него самого, но и для членов семьи, путевки в санатории, принадлежащие предприятию, оплата бензина или мобильной связи. Озлобленных на сослуживцев в «сотрудники» не берут. Тут вместо полезной информации о людях и их поступках будешь получать кляузы, кто что сказал да кто на кого как посмотрел, а это пустая и бесполезная трата времени, сил и денег. Как только „сотрудник“ начинает писать доносы на коллег, мы его сразу стараемся от дел отстранить или в другое место перевести, — рассказывает Владимир.

Агентов тянут за собой
Стукачи редко меняют работу. Имея регулярные доплаты от СБ, они довольны своей жизнью.

— Я бы так и оставался в торговле бытовой техникой, — вспоминает информатор Виталий, — сейчас был бы уже каким-нибудь начальником, но решил уйти вместе с нашим главой службы безопасности. Его позвали в крупный банк, и он предложил перейти вместе с ним: такой ценный кадр ему и там пригодится.

— Это распространенная практика, — говорит Николай (имя изменено), начальник службы безопасности иностранной компании, работающей в России. — Если у руководителя СБ есть своя налаженная сеть, то при смене работы он старается забрать с собой наиболее опытных специалистов.

Если «сотрудника» раскрывают коллеги, но он действительно ценный кадр для СБ, то его тоже не бросают на произвол судьбы, а пытаются пристроить на новое место по своим каналам.

— Мы же (руководители СБ разных компаний) общаемся между собой, со многими работали вместе еще до бизнеса — в органах. Вот и сватаем друг другу своих провалившихся агентов. Терять такие кадры нельзя, потом новых искать замучаешься. А так устроишь его на работу, да еще с хорошей зарплатой, он только надежнее становится, — раскрывает схему Владимир.

Виталий ушел из банка в нефтяную компанию именно из-за провала.

— Меня вычислили: кто-то увидел ведомость с премиями, а я тогда получал примерно столько же, сколько руководитель кредитного отдела, это при том, что был простым менеджером! Ну и пошли разговоры, мужики мне руку перестали подавать, вспомнили, кого и за что из отдела увольняли после того, как я появился. В итоге бойкот объявили, а начальник начал придираться по мелочам. Я сообщил своему патрону, он обещал все уладить. Через месяц я уже перешел в нефтянку, где и сегодня работаю. В своей деятельности не вижу ничего зазорного. Почему мне, собственно, должно быть стыдно?! Не воруй — не попадешь ко мне на заметку.

Я в банке занимался только тем, что смотрел за левыми схемами выдачи кредитов, когда через менеджеров и своих людей в СБ мошенники пробивали кредиты на крупные суммы. Почти год угрохали на то, чтобы вскрыть всю цепочку. Я горд, что мы это сделали. Вычислить и сдать вора — это не стукачество, а гражданский долг, а оттого, что у нас в стране этого не понимают, мы и живем в суверенном дерьме по самые уши.

Уйти только в подполье
Соскочить с крючка службы безопасности реально, но для этого придется уволиться с нынешней работы и самостоятельно устроиться в небольшую фирму. Пересидев там два-три года, можно вновь пытаться искать счастья в больших компаниях.

— Мы не преследуем людей, которые от нас уходят, — говорит Николай, — но кто-то может и обидеться. Тогда про бывшего „сотрудника“ могут слить массу негативной информации туда, куда он попытается устроиться. Поэтому лучше спрятаться где-то в малом бизнесе на пару лет, а потом возвращаться. Мы же не КГБ, личные дела бывших информаторов редко храним дольше года.

Плюсы и минусы работы стукачом

  • Повышенные ежемесячные и квартальные премии.
  • Путевки в дома отдыха и санатории.
  • Оплата мобильной связи.
  • Расширенная медицинская страховка для «сотрудника» и членов его семьи.
  • Стабильное положение на работе — «сотрудника» не уволят из-за кризиса или профнепригодности.
  • Служба безопасности будет продвигать ценного кадра по карьерной лестнице.
  • Если «сотрудник» будет раскрыт, то СБ подыщет ему новую работу с похожими или лучшими условиями по своим каналам.
  • «Сотрудник» никогда не станет топ-менеджером — его выгоднее держать на позициях заместителей отделов или департаментов.
  • Раскрытого осведомителя коллеги и начальники песочат в своих ЖЖ и на форумах в интернете. С такой славой найти новую работу самостоятельно будет трудно.
  • Чтобы перестать быть информатором, придется уволиться из крупной компании и на пару лет уйти работать в небольшую фирму.
  • Раскрытых «сотрудников» на заводах нередко колотят коллеги.

Кто руководит стуком
Те, кто хочет поработать осведомителем, должны быть готовы к тому, что ими будут руководить бывшие силовики. «Труд» определил три типа таких начальников.

Офицер ФСБ/КГБ. С этим начальником вам будет легко. Он щедро станет снабжать «сотрудника» конкретными поручениями. Будет учитывать ваше мнение. Но не ждите от такого куратора откровенности. Зачем вы собираете ту или иную информацию, объяснять вам не станут.

Полковник/генерал МВД. Шеф, скорее всего, будет резок. Его больше будут интересовать мелкие детали, в том числе кто, что, о ком сказал. Ваше мнение такого начальника не интересует. Четких инструкций и указаний от него не дождетесь.

Бывший начальник колонии/оперчасти. Самый сложный тип куратора. Почти все выходцы из пенитенциарной системы уверены, что ловко умеют манипулировать людьми. Будет использовать вас для достижения собственных целей и карьерных задач, изображать душевность и открытость. Будьте готовы к тому, что вас начнут стравливать с другими «сотрудниками» и поручат собирать компромат на руководителей компании.

Цена стука
30% от зарплаты доплачивают опытным «сотрудникам» в качестве премии;
3 зарплаты в виде премии платят наиболее отличившимся осведомителям.
6 тысяч рублей — максимальный гонорар начинающего «сотрудника».
237 тысяч рублей составило вознаграждение за раскрытие схемы воровства товара в одной из столичных торговых сетей.