Birdamlik. Info

Категория: Безопасность
На правах рекламы: обивка мебели

Разрешение кризисной ситуации должно быть комплексным Birdamlik. Info-img4c3c3cfbdc022– Подавляющее большинство политических экспертов не дают шансов временному правительству Кыргызстана установить контроль над ситуацией в стране таким образом, чтобы не вводить в страну войска других государств или международных организаций. Как вы считаете, возможно ли это в нынешней ситуации?

Если будут вводиться войска, то кто должен принимать решение – нелегитимное руководство государства или совет глав государств, скажем, ОДКБ? – Надо сказать, что эксперты допускают вариант ввода миротворческих сил, потому что этого сценария не исключают и в самом Кыргызстане.

Уже на второй день беспорядков на юге страны об этом начали говорить как видные киргизские политики, например Феликс Кулов, так и само временное правительство в лице Розы Отунбаевой, прямо заявившей, что страна нуждается в помощи со стороны России. Что же касается варианта ввода миротворческих войск, то это очень опасный прецедент.

Хотя, впрочем, все события, происходящие сегодня в Кыргызстане, это цепочка таких опасных прецедентов, или, говоря политологическим языком, "точек невозврата". Киргизские политики должны были изначально понимать и осознавать что, не восстановив в кратчайшие сроки дееспособность всех элементов государственности, не обеспечив стабильность и элементарный порядок, они будут так или иначе обречены на привлечение помощи внешних сил. Миротворческие войска решают комплекс чисто военных задач: установление режима прекращения огня, охрана важнейших объектов жизнедеятельности, доставка и защита гуманитарных грузов, разделение конфликтной территории на зоны и обеспечение контрольно-пропускного режима. Но трагические события в Оше и Джалал-Абаде по своему характеру и содержанию не похожи на "горячие точки" в других регионах – на Кавказе и Балканах. Здесь нет явно противоборствующих сторон, которые необходимо разводить по сторонам. Помимо межнациональных столкновений, там происходят обыкновенные клановые и криминальные разборки. Ведь никто из экспертов всерьез не воспринял события, развернувшиеся на юге Кыргызстана за не — сколько недель до сегодняшних событий. Тогда в результате конфликта между двумя представителями узбекской общины погибли несколько десятков людей. Страна погружается все сильнее в хаос, где каждый пытается просто свести личные счеты со своими оппонентами. Поэтому ввод миротворческих сил лишь на определенное время стабилизирует ситуацию, но в корне не решит проблемы, лежащие в основе нынешних конфликтов. Но их когда-то надо будет решать. Поэтому киргизским политикам необходимо самостоятельно искать пути преодоления сегодняшнего кризиса. И пока есть хоть какая-то возможность решить ситуацию с опорой на внутренние механизмы и внутренние ресурсы, киргизским политикам необходимо использовать ее. – Как известно, ОДКБ стоит на позиции, что ввод войск возможен лишь в случае угрозы национальному суверенитету страны – речь идет о внешних угрозах и вызовах. Но разве обострение внутриполитической ситуации по такому варианту не является по сути угрозой суверенитету республики? – Механизм ОДКБ не предусмотрен для вмешательства во внутриполитическую ситуацию. Структуры этой организации созданы для отражения внешней агрессии и совместного противостояния террористическим угрозам. Следовательно, участие в наведении порядка внутри стран не предусмотрено никаким регламентом организации. И потом, какова процедура принятия решения о вводе войск? Насколько леги-тимно тогда обращение к ОДКБ не совсем легитимного временного правительства? Даже если допустить вероятность ввода войск, то как на это отреагируют другие страны региона и в первую очередь Узбекистан? Не вызовет ли это новый виток напряжения в регионе, но уже другого плана? В конце концов необходимо осознавать, что такое решение может спровоцировать реальное столкновение геополитических интересов ведущих держав – США, Китая и России. Ввести войска можно за считанное время, но потом как бы годы не ушли, чтобы добиться их вывода. Поэтому сегодняшняя ситуация в Кыргызстане требует осторожного, взвешенного и объективного подхода. Использование военных средств позволит потушить костер, но может стать причиной более масштабных пожаров. – На ваш взгляд, что конкретно послужило причиной всплеска насилия на юге Киргизии? Сегодня звучат разные версии. Одни говорят о мести сторонников Бакиева, другие – о диверсии каких-то иностранных государств. – Сегодняшняя ситуация в Киргизии развивается по негативному сценарию в силу разных причин. Во-первых, отсутствие в стране леги — тимной власти, слабость временного правительства и разногласия между его отдельными членами, все более принимающие характер открытого противостояния. Во-вторых, попытки различных сил и групп, и не только пробакиевских, пере — хватить власть в свои руки. В-третьих, активизация различных криминальных групп, которые всегда имели влияние в киргизской политике, но в результате апрельских событий стали еще более активными. Ситуация усугубляется деморализацией правоохранительных органов и кадровой чехардой в этих структурах. Это – в-четвертых. И как бы временное правительство ни пыталось изменить ситуацию, в том числе путем повышения заработной платы "силовикам", однако проблема имеет системный характер. За все эти годы руководство государственного комитета национальной безопасности сменилось 12 раз, примерно столько же раз подвергалось ротации и
руководство киргизского МВД. Не случайно в апреле на митинги в Джалал-Абаде выходили уже сами разозленные милиционеры, которым просто надоело быть инструментом в бесконечной возне за власть между различными кланами и группами. И наконец, в-пятых, сложная социальная и экономическая ситуация в стране, еще более обострившаяся в последние несколько месяцев. По данным различных экспертов, еще до апрельской революции при общей численности населения более 5 млн человек к категории бедных относилось чуть менее половины. По этим же данным, около 1 млн кыргызских граждан находились за пределами страны в качестве трудовых мигрантов. Апрельские события еще более осложнили экономическую ситуацию в стране, одни только беспорядки в Бишкеке нанесли колоссальный ущерб местной экономике, где во время апрельских событий было зафиксировано 243 случая погрома, поджога и мародерства. Закрытие предприятий, рынков, границ полностью парализовало экономическую ситуацию в стране. Еще в апреле аналитики Европейского банка развития и реконструкции прогнозировали, что ВВП Кыргызстана в 2010 году сократится на 0,7 процента. Уточню, эти прогнозы были составлены без учета последствий последних событий и закрытия границ. Согласно данным кыргызских экспертов, в результате закрытия границы киргизская экономика потеряла миллиарды сомов и фактически вдвое упал товарооборот. Существенную прибыль ранее приносил туристический бизнес, только на Иссык-Куле, по оценкам туроператоров, отдыхало не менее 2 миллионов казахстанцев. Понятно, что теперь поток туристов заметно снизится. Поэтому однозначно ясно, что сегодня страна находится на грани гуманитарной катастрофы, что, конечно же, вызывает справедливое недовольство среди населения. Поэтому в этой ситуации достаточно любого повода, любой провокации для развязывания конфликта, что в конечном итоге и произошло на юге страны. И не важно, являются ли эти действия спланированными, как утверждает временное правительство. Важно то, что в стране существуют напряженная ситуация и соответствующие предпосылки для провоцирования подобных конфликтов. Поэтому необходимо сосредоточиваться на их комплексном решении, а не только на поимке Бакиева и членов его семьи. – Известно, что вы изучали Кыргызстан не в кабинетной тиши, как большинство нынешних экспертов, а, на — сколько я знаю, даже находились там какое-то время. Есть ли, на ваш взгляд, в Киргизии политики или политические силы, которые в перспективе могли бы взять на себя миссию по консолидации общества, или известные региональные противоречия в этой стране фатальны и непреодолимы? – Наоборот, отсутствие таких политических сил – это одна из причин нынешних событий в Киргизии. В стране существуют 107 политических партий, и ближе к выборам их количество еще будет расти. Конечно же, большинство из них формальные, а многие, я уверен, существуют на бумаге. Но это в любом случае характеризует то состояние раздробленности, в котором сегодня находится киргизское общество. При Акаеве даже губернаторы имели свои партии. Поэтому, с точки зрения наличия в стране политических сил, которые могут взять на себя миссию по консолидации общества, ситуация в Кыргызстане действительно непреодолима. Ведь для любой политической силы или фигуры, чтобы уверенно принимать решения по стабилизации ситуации, необходим мандат доверия граждан. А это невозможно без решения конкретных социально-экономических проблем, без наличия политических, экономических и административных ресурсов. В этом-то и заключается тупиковость сложившейся сегодня в Кыргызстане ситуации. Влияние других институтов тоже слабое, например Духовного управления мусульман Кыргызстана, внутри которого эти два месяца тоже происходили какие-то странные события, связанные с неожиданным исчезновением муфтия. Не говоря уже о продолжающейся активности таких запрещенных организаций, как "Хизб-ут-тахрир", активисты которой распространяют листовки, пытаясь тоже как-то влиять на умы людей, воспользовавшись общей нестабильностью. Хотя кризисные процессы порой могут вывести новых лидеров, поэтому исключать этого тоже нельзя. – В числе причин постоянных конфликтов в Кыргызстане называют и экономическую ситуацию, и региональный эгоизм элит, о котором мы только что говорили, и внешние факторы. Что же происходит на самом деле? Фатальная нестабильность в стране – совокупность перечисленных причин или существует одна, но определяющая? – Киргизский хаос начался не с того, что люди стали выходить на площ